Благославляю дожди в Африке. Часть 2

Сессия с гепардами завершилась относительно быстро. Утренний свет, который мне был необходим для съемки этих кошек, сошел на нет часам к 10, однако еще было достаточно прохладно для того, чтобы попытаться получить заполняющие кадры других видов животных, разгуливающих по территории этого хозяйства. Мои товарищи предложили прокатить меня по местным грунтовкам в поисках зверья. К сожалению, десятилетия засухи выкосили популяцию местных травоядных. Даже самые выносливые из них, сернобыки, пострадали. А вот некоторые и вовсе были потеряны, и теперь потребуются миллионы долларов на восстановление поголовья. В Намибии законом запрещено разводить хищников, однако на травоядных запрет не распространяется, так что многие фермеры разводят их для зоопарков и частных хозяйств. Пока что же расщедрившаяся на зелень саванна казалось слишком опустевшей.

Хочу сразу оговорить вопорс о том, считать ли этих животных истинно дикими или нет. В Африке принято огораживать огромные территории заборами из рабицы, так поступают многие частные заказники, а также любые другие учреждения, владеющие землями и занимающиеся природой. Свободно передвигающиеся внутри огороженных территорий животные боятся людей и ведут себя как все другие дикие звери, совершенно не подозревая о том, что они - чья-то собственность и живут на принадлежащей кому-то земле. Они точно так же подвергаются опасности со стороны хищников, способных перелезть через ограду или подкопаться под нее. Встречи с дикими леопардами, гиенами, шакалами и каракалами им обеспечены. И тем не менее, я отдаю себе отчет в том, что любые преграды изменяют поведение мигрирующих видов. Лично я еще не до конца определила для себя, считать ли этих животных по-настоящему дикими. Именно поэтому я решила предоставить своим читателям всю информацию и сделать выводы самостоятельно.

Но давайте вернемся к животным. К тем немногим видам, которые более-менее успешно справились с засухой, относится спрингбок. Эта маленькая антилопа - живая легенда, прославившаяся, как и каракалы. своими прыжками. Это отражено даже в ее названии, на африкаанс слово "spring" означает прыжок. Это весьма распространенный вид, наделенный не совсем обычными качествами. Во-первых, эти ребята очень быстро бегают, достигая скорости аж в 88 км/час. Одно это уже делает их трудной добычей, но спрингбоки на достигнутом не остановились. Когда их что-то пугает или будоражит, они подпрыгивают. Опустив голову, выгнув дугой спину и вытянув ноги, как палки, спрингбоки подскакивают в воздух, скорее всего, с целью продемонстрировать силу, здоровье, а следовательно, и свою непривлекательность в качестве добычи. Такое поведение у местных получило название пронкинг (от слова "pronk", на африкаанс означающего "щеголять" или "хвастаться", короче, "выпендриваться"). Когда спрингбоки так скачут, они показывают еще одну свою отличительную черту, которая тоже отражена в их названии. У основания хвоста и на спине животного есть покрытая белоснежной шерстью складка кожи. Научное название вида - Antidorcas marsupialis, от греческого "anti" - "против", и "dorcas" - "газель", а также от латинского "marsupium" - "карман". Грубо говоря, не-газель с карманом, где карман - это та самая описанная выше складка кожи, которая как раз и является характеристикой, отделяющей спрингбоков от истинных газелей.

С прыжками мне не повезло, но увидеть мирно отдыхающих в травке антилоп тоже было приятно. Общее настроение тех дней располагало к умиротворению и покою, так что я довольна расслабленностью животных на этих кадрах. Конечно, я надеюсь получить драматические снимки в другой раз, но тогда драма была даже и не к месту. Спрингбок на фоне целой стены цветов - зрелище не привычное, но приятное.

Я слышала, что среди рожденных на фермах спрингбоков встречаются светлые и темные морфы, однако никаких аномально окрашенных животных на сей раз мне не встретилось.

Кроха стенбок - еще одна антилопа, по-видимому, успешно пережившая засушливый период, что на самом деле странно, потому что она предпочитает сочную зелень, а с этим в последнее время было туго. Этих милых малышей часто можно было увидеть рядом с обочиной, обычно они были одни, реже - с парой. Когда-то этот вид был распространен по всему континенту, но в наши дни он ограничен двумя изолированными, хоть и многочисленными, популяциями на юге и на востоке. Как и многие жители пустыни и полупустыни, стенбок не нуждается в большом количестве воды, пока у него есть доступ к зелени. Больше про него особо и рассказать-то нечего.

 

Жирафы и зебры тоже пережили засуху. Утомлять вас информацией о них не хочу, и так уже про них во всех документальных передачах тысячу раз все повторено. Может быть когда-нибудь я что-то и расскажу, но не сегодня.

Несмотря на утренний покой, было очевидно, насколько же большими были потери для экосистемы. Да, выжившие наслаждались дарованной им передышкой, но столького не хватало в окружающем пейзаже. Виды, которые ожидаешь тут встретить, полностью отсутствовали, а ряды тех, кто попадался, явно были безжалостно прорежены самой природой. Самое печальное, те самые дожди погубили многих ослабленных животных, и то, что должно было стать спасением, принесло гибель от переохлаждения. И тем не менее, проехаться по территории было приятно. Надеюсь, заказник сможет восстановить популяцию своих животных, с удовольствием посмотрю на это, если судьба когда-нибудь еще занесет меня в эти края.

Как бы то ни было, следующие несколько видов, которые мне давно хотелось увидеть своими глазами, нашлись гораздо ближе, чем ожидалось. Центр лагеря стоит рядом с живописным каменистым ущельем. В первый день я вышла на улицу, чтобы просто отключиться ненадолго после мучительно долгого перелета.

Внезапно я услышала незнакомый сигнал тревоги. Я осмотрелась в поиске его источника, и тут всю усталость как рукой сняло, потому что я увидела даманов. Целая колония расположилась прямо у меня под носом! Сколько же было радости, ведь даманы - удивительные животные, даже если по их виду этого и не скажешь. пусть это травоядное и похоже на грызуна, оно таковым не является. Самые близкие его родственники - это слон и ламантин, с которыми у дамана общие предки и некоторые физические характеристики. С терморегуляцией у дамана плохо, так что он любит нежиться на солнышке, или греться, сбившись в кучку со своими товарищами. Это характерно для более примитивных, то есть древних, животных, и реже встречается у современных млекопитающих. Потеют даманы через подушечки лап, что совершенно не мешает им носиться сломя голову вверх и вниз по отвесным скалам.

Современный даман - зверь довольно любопытный. У него сложно устроен желудок и он предпочитает обрывать растительность коренными зубами, нежели резцами. Несколько характерных особенностей подтверждают его родство с гораздо более крупными животными. Подошвы лап дамана чувствительны, а пальцы оснащены не когтями, а уплощенными ногтями, совсем как у слонов. Анатомия половых органов и расположение молочных желез у даманов в точности такие же, как у слонов и ламантинов. Форма некоторых костей и наличие маленьких бивней, сравнительно высокоразвитый мозг (по сравнению с похожими животными) и т.д., вкупе с анализами ДНК - все это убедительно доказывает связь дамана с его гигантскими родичами. Этот факт поражал мое воображение с самого детства, так что радость от встречи с даманами была искренней.

Одним из работавших со мной непосредственно в Намибии людейбыла милая девушка Юля. Когда я поделилась всей этой информацией с ней, чтобы как-то объяснить свой энтузиазм от встречи с невнятными комками шерсти, она мне сначала не совсем поверила. После этого до самого моего отъезда даманов мы называли исключительно "слониками".

Еще одним совершенно обычным местным видом оказалась красноголовая агама. Это были очень смелые ящерки, которых было сложно напугать, а их самцы даже угрожающе мне кивали, стоило залезть на их территорию. Эти рептилии очень территориальны, но у них хватало ума вовремя отступить, и тогда они бросались прочь, совершая невероятно опасные прыжки по крутым и острым камням.

Окрас агам этого вида варьируется от одного места обитания к другому, и мне повезло встретить популяцию, отражающую другое их название - радужные агамы. Везде, во всей попадавшейся мне литературе говорится, что их самки имеют покровительственную окраску. Кто тогда вот этот желтоголовый товарищ? на тех камнях была прорва ящериц, и ни одна из них не носила камуфляж. Так кто это? Ювенильная особь? Не знаю, но если кто подскажет, буду признательна.

В одном документальном фильме несравненного Дэвида Эттенборо было показано, как красноголовые агамы ловят в прыжке мух, роящихся вокруг спящего прайда львов. Именно благодаря этому фильму я и узнала о красноголовых агамах, и появилось желание встретиться с ними в дикой природе. Как ни странно, летающих насекомых было очень и очень мало. Поймите меня правильно, отсутствие гнуса и комарья только радовало, но все же хотелось посмотреть, как эти злобные маленькие показушники отрывают свои ленивые зады от камней и ловят в воздухе еду.  В эти дни жизнь была для них легкой, и насекомых они могли собирать прямо на камнях. Все равно они крутые, люблю животных с норовом.

Еще мне всегда хотелось увидеть ткачиков. Какой угодно вид, главное - своими глазами увидеть процесс строительства гнезда. Ткачики меня заинтересовали с детства, когда я зачитывалась книжками о дикой природе и на одном дыхании смотрела документальные фильмы о животных. Позднее мне удалось понаблюдать за строительством колонии попугаев-монахов, но это было не совсем то. Мне нужно было увидеть работу ткачиков.

Когда я попала в центр лагеря, я сразу заметила множество чернолобых ткачиков на акациях, растущих вокруг нашей столовой. То ли в первый день я была слишком усталой, то ли просто не повезло, но шанс все заснять выпал лишь на второй день. Во время обеда мое внимание привлек маленький, но очень целеустремленный ткачик, почему-то вдруг облюбовавший ветку прямо напротив моего стола.

 

Сначала он просто висел на ветке вниз головой, ползал и скакал то сверху, то снизу, тщательно осматривая ее с разных углов и даже с соседних веток. Он был очень сосредоточен, а его поведение явно было осмысленным и неслучайным, и это заставило меня присмотреться к нему. Уже через несколько минут малыш принес первую травинку, чтобы заложить основу нового гнезда.

 

Спрятавшись в тени другой акации, я продолжила наблюдать за тем, как он без устали работал под палящим солнце, совершенно одержимый процессом. Лишь раз он прервался на еду, да и то только когда гусеница подползла к нему вплотную. Пару раз он прогонял соперников, но в остальном ткачик был полностью погружен в работу. Интересно, самцы-ткачики теряют вес, как многие другие животные, во время брачного сезона?

Определенно, эти птички заслуживают свое название - гнезда они и правда ткут. Для разных целей используются разные типы травинок - более толстые составляют канву, более тонкие вплетаются для наращивания гнезда. Самец, как живая игла, прошивает гнездо насквозь, выплетая форму, на совершенствование которой у него уходит вся жизнь.

Согласно найденной мною информации, на строительство гнезда у чернолобого ткача уходит от четырех до пяти дней. На основе того, что видела я сама, могу сказать, что самец готов представить свою работу на суд самки примерно через сутки. Самцы работали быстро, как заведенные, ведь не каждое гнездо получает одобрение похожих на воробьев самочек, и приходится все начинать с нуля!

Вот этот парень соорудил самое красивое гнездо, включив в строение цветы акации. Закончив работу, он садился на гнездо и испускал победную трель или же повисал снизу, прижав голову к груди и медленно хлопая вытянутыми крылышками. Не могу сказать с уверенностью, было ли это демонстрацией, нацеленной на противников или на привлечение партнерши.

В любом случае у него есть полное право гордиться своей работой, это было первым гнездом в той колонии, где цветы с веточки были включены в само гнездо. Может быть, такое дизайнерское решение и безразлично самкам ткачиков, но мое одобрение маленький архитектор точно получил! Желтые цветочки отлично совпадали по цвету с опереньем ткачика и контрастировали с зеленью гнезда. Трава, конечно, пожелтеет достаточно быстро, но пока она была свежей, она замечательно дополняла картину. Если бы у птиц был свой вариант журнала "Архитектура и дизайн", этот товарищ точно бы удостоился его внимания. Надеюсь, самочки оценили этот шедевр!

 

Чуть позднее я обнаружила ткачика, пытавшегося повторить цветочный дизайн, но в оригинальной версии было больше цветов, да и идея принадлежала первому ткачику, так что свой голос я все же отдам ему. А вы можете сравнить их и решить, кто больше заслуживает награду.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...