Проект "Пандора"

Ну вот и настал долгожданный момент. До сих пор я старательно умалчивала о работе над этим проектом, обсуждая его только в узком семейном кругу. Идея родилась в апреле этого года, когда стало совершенно ясно, что все съемочные планы накрываются медным тазом. Мне пришлось совершенно менять масштаб собственных идей, ведь доступное мне пространство сузилось до пределов родной дачи, куда я сбежала для работы на удаленке. Итак, по сути мне осталось снимать только природу в моем саду, но, несмотря на всю мою любовь и к саду, и к его обитателям, мне нужен был новый подход к этому делу.

О съемке в ультрафиолете я задумалась, но как-то неуверенно. Я знала, что в ультрафиолете светятся мхи, грибы и скорпионы. С последними в Подмосковье напряженка, но уже было с чем работать - мхов да грибов у меня полно. На тот момент я и понятия не имела, что мне откроется целый новый мир, в котором даже хорошо известные растения и животные изменятся до неузнаваемости! Тут и родилось название проекта, включившее в себя как беды, обрушившиеся на весь мир в 2020 г. и давшие толчок к поиску нового источника вдохновения, так и отсылку к биолюминисцентному миру далекой планеты из известного фильма Джеймса Кэмерона.

Я приобрела мощный ультрафиолетовый фонарь и вышла "в открытый космос". Увиденное поразило меня до глубины души. Уже прошло больше полугода, а все еще не перестаю удивляться, возвращаясь и к этим снимкам, и к ночным прогулкам. Светилось практически все - сама земля, побеги растений, прошлогодние сухостои. Глядя на обычную зеленую массу при свете дня совершенно невозможно предугадать, что будет светиться, а что - нет. И тем более трудно угадать, как именно заиграет в ультрафиолете зелень.

Для меня загадка, почему одно растение вспыхивает кроваво-красным, другое переливается пурпуром и бирюзой, ведь днем они все просто зеленые! Что это за непонятный язык, на котором говорят растения? Ведь в природе ничего не бывает "просто так", должна же быть причина, почему трава становится сиренево-бирюзовой, а побеги ирисов - морковно-рыжими!

 

Погружаясь в этот неизведанный мир, я словно становлюсь первопроходцем на неизведанной планете. Именно поэтому в рамках проекта не будет сравнительных снимков в УФ и дневном свете. Я хочу передать ощущение оторванности от реальности и погружения в новый, доселе неизвестный мир, где из тьмы вдруг высвечиваются искорками насекомые, кораллами выплывают из океана тьмы причудливые грибы, а ты и не знаешь, каких еще чудес ожидать. Здесь ведь даже увядший цветок может превратиться в инопланетную медузу!

Шло время, побеги меняли свое свечение по мере взросления. В траве и кустарниках стали появляться крохотные огоньки, будто светлячки зажгли свои фонарики. Светлячков, увы, в моих краях нет, но оказалось, что пауки светятся ничуть не хуже. Правда, горячий луч ультрафиолета им совсем не по вкусу, поэтому снимать их приходится быстро. Паучкам явно становится плохо, если передержать их "в лучах славы". Некоторые начинают истерить, некоторые зажимаются. Мучить животинок, которых я снимаю - не в моих правилах, пришлось подстраиваться, чтоб не навредить паукам.

На свет фонарика прилетали насекомые - мотыльки, а однажды даже шершень. Но вот позировать они все отказались. Пауки посговорчивее! И тем не менее, пришлось ждать совсем теплых ночей, прежде чем мне удалось снять тех, кого мне очень хотелось проверить на способность светиться. Каково же было мое удивление, когда реальность превзошла мои ожидания!

Паук-бокоход существо удивительное. Он часто живет в цветах, меняя окраску под цвет растения - белую или желтую. Да, спектр ограниченный, но паук отлично справляется и с ним, найти его днем довольно сложно. А вот ночью оказалось, что пауков этих в саду великое множество, и все они горят ярким холодным свечением.

Вторым "подозреваемым" был изумительной красоты изумрудный паук микромата зеленоватая. Вот уж кого трудно найти днем, так это его. А ночью микромата видна сразу. Паук этот довольно крупный, светится ярко, красивым голубовато-зеленым светом. Как-то ночью я прямо у порога нашла очень спокойную большую самку. Пока я ее снимала, прямо в объятия паука скакнуло какое-то насекомое. Молниеносный бросок, и в мою копилку добавляется один из любимых кадров - светящийся инопланетный паук с добычей.

Я с нетерпением ждала появления в саду по-настоящему крупных крестовиков. Интересно было, светятся ли они, а таких громил ночью снимать намного легче, чем всякую мелюзгу. Крестовики не обманули моих надежд. Да, они были пугливы, но, видимо, из-за размеров под лучом фонарика они нагревались медленнее, так что пугались они чаще из-за того, что улавливали углекислый газ, выдыхаемый мной. Я вообще-то знаю эту фишку, и стараюсь на насекомых при съемке не дышать - для них повышение углекислого газа служит как раз сигналом, что рядом пыхтит хищник. Но когда ночью изворачиваешься в поисках лучшего ракурса, бывает, и допускаешь промахи.

Еще одной технической сложностью при съемке крестовиков стала их... фигуристость. Бокоход с микроматой такими пышными формами похвалиться не могут, поэтому в ГРИП они вполне себе укладывались. При съемке ночью большую ГРИП не сделаешь, увы, а стекингом заниматься мне откровенно лень. Так что пришлось мне искать в каждом отдельном случае особый подход.

Чаще всего крестовики неподвижно сидели в середине своих огромных сетей, но некоторые позволили снять нечто более интересное. Например, один паук был настолько поглощен ремонтом паутины, что совершенно проигнорировал мое пристальное внимание. Другой забрался на верхушку крапивного стебля и, видимо, сам не понял, зачем. Но покоренной вершиной он насладился, поводя в воздухе передними ногами.

В саду было столько всего интересного, что до конца лета - начала осени в соседний перелесок я не выбиралась. Когда пришла грибная пора, я решила, что все равно страшнее меня в лесу никого не будет и отправилась на поиски светящихся грибов. Ночью в лесу не страшно, просто не удобно. Света от ультрафиолетового фонаря не много, дорогу не очень-то и разглядишь, но иначе никак не увидишь того, ради чего все и затевалось. Пару раз прямо из-под ног взлетали испуганные птицы, разрывая тишину паническими криками и шумом крыльев. Вот кому было страшно!

Как оказалось, настоящим синим цветом вообще мало что светится, и грибы в том числе. Мне удалось найти одну призрачную поганочку и какие-от древесные грибы, которые издавали то самое заветное синее свечение.

Вообще древесные грибы в ультрафиолете напоминают больше какие-то коралловые рифы. На одной поваленной березе они переливались нежными розовыми, сиреневыми и голубыми тонами.

А вот опята полыхают на весь лес неоновым желто-зеленым огнем. Пень с опятами видно издалека, будто сказочный огонь зовет к себе сквозь непроглядную тьму. Если не ломится к нему напролом, то приведет он не к беде, а к настоящему лесному сокровищу.

Проект открыл мне глаза на то, сколько, на самом деле, остается еще неизведанным. Порой, для того, чтобы открыть новый мир, не нужно мчатся в неизведанную даль, достаточно в новом свете посмотреть на совершенно привычные вещи. Мне самой очень понравилось искать разные "жемчужинки" для съемки, потому что результат тут абсолютно непредсказуем. Проект я буду продолжать и расширять, но планирую сохранять изначальный принцип съемки в природных условиях. Я не хочу устраивать темную студию для более комфортной съемки, мне интересно то, что происходит в естественных условиях в ночное время. Интересно попробовать поискать объекты для съемки во время экспедиций, когда снова можно будет свободно путешествовать.

С нетерпением жду новых приключений в непредсказуемом и завораживающем мире проекта "Пандора".