Вспоминая Коста-Рику Часть 1

В 2013 году я работала в Канаде, и мне порядком начал надоедать арктический ветер, пробирающий до костей. Черт побери, я родилась на карибском острове и мне жизненно необходимо было вырваться из снежного плена в более знакомую среду. Превосходный фотограф Майкл Бертелсен, с которым я свела знакомство, как раз организовывал два идущих один за другим недельных тура в Коста-Рику, и я объявила ему, что приму участие в обеих поездках, чтобы обеспечить себе две недели "тепловой обработки". Основной целью поездки была поставлена работа со вспышкой, что меня несказанно порадовало, ведь обычно мне приходится вести съемку без доработки вспышкой из-за пугливости животных, сильно осложняющей мою работу. В кои-то веки у меня будет возможность доработать светом, думала я в предвкушении.

Мы должны были начать со съемки лягушек в маленьком семейном лодже, окруженном частной охраняемой территорией, а потом добраться до границы с Никарагуа до лоджа Лагуна Дель Лагарто, где у известного фотографа Бенсе Мате было установлено несколько скрадков. С учетом Майкла нас набралось пять человек, готовых к поиску сокровищ Коста-Рики. Обычно, то максимальное число одногруппников, которое я готова терпеть. Чем меньше народу в поездке, тем лучше. Никто ни у кого не путается под ногами, не шумит, не конкурирует за кадр, а если возникают вопросы, то у ведущего гораздо больше времени на индивидуальную консультацию.

Как бы то ни было, мы пробирались запутанными горными дорогами вглубь страны, наблюдая, как кофейные плантации перетекают в непролазные джунгли, когда мы встретили наших первых представителей местной фауны. Ни на кого не обращая внимания по обочине топала банда носух, и мы остановились, чтобы их поснимать.

А потом один из нас совершил роковую ошибку. У одного мужчины оказался при себе пакетик печенья, и он имел неосторожность предложить лакомство одной из носух. Его участь была решена в секунды. На него навалилась вся семейка, требуя печенье, а когда он спрятал пакетик в карман брюк,  пушистые вымогатели встали на задние лапы, повисли на его штанах и попытались стащить их с него. Мы же, его верные товарищи, покатывались со смеху в сторонке, как абсолютно бессердечные сволочи. В конце концов, парень был вынужден нырять рыбкой в открытое окно машины, чтобы спастись от назойливых зверьков. Мы поапплодировали ему, потому что у него так по-голливудски получился этот прыжок, хотя выглядело это все и здорово, и комично.

Выбирая фототур я ориентируюсь в первую очередь на две вещи (кроме численности группы, отзывов и прочих очевидных вещей) - нравятся или нет мне фотографии самого организатора и наличие у него сети местных связей. Последнее имеет большое значение, что и доказала эта поездка. У Майкла были отличные связи с местным населением, и он знал какие-то совершенно незаметные на карте остановки, где можно было найти настоящие сокровища. Так мы нашли местечко с водопадом и близлежащим рестораном, окруженным кормушками для колибри.

Увы, в этот раз хорошо поснимать колибри не удалось из-за жесткого света и слишком загруженного фона. И тем не менее, здесь мы посмотрели на те виды колибри, которые потом нам не попадались из-за смены биотопов. Бёрдвотчингом в Коста-Рике я бы побоялась заниматься, тут столько птиц, что с ума сойти можно. К моему сожалению, Майкл решил, что в эту точку вторую группу он не повезет, и у меня не было повторной попытки снять тут что-то толковое.

Мы продвинулись в зону центральноамериканского вулканического пояса и остановились в лодже у подножия вулкана. Наш лодж окружали густые джунгли с жирной, роскошной зеленью, через которые была проложена хорошая тропка, ведущая к маленьким скрытым водоемам, буквально кипящим от жизни. Сезон размножения красноглазых квакш был в самом разгаре, и во время наших ночных вылазок мы в основном концентрировались на поиске этих удивительных созданий. До чего же красивая лягушка!

Лягушки были буквально повсюду - в воде, на огромных листьях вокруг нас, на деревьях. Лягушки - яркий показатель здоровья экосистемы, и у меня сердце радовалось, глядя на них. Пары знакомились в воде, после чего более крупная самочка уносила новоявленного супруга на своей спине повыше на деревья, где они в безопасности откладывали икру.

Съемка амфибий - дело деликатное. Если я снимаю амфибий в условиях студии, то всегда слежу за первыми признаками дискомфорта у животного и сразу делаю перерыв, чтобы не навредить ему. Вспышка генерирует очень мощный выброс тепла, от чего кожа амфибий подсыхает, ткани нагреваются, и животное испытывает сильный дискомфорт. После нескольких снимков лягушки либо закрывают глаза, либо пытаются удрать. Если снимать их, когда они в террариуме, то эффект сильно смягчается, но на открытом воздухе, без преграды в виде стекла и поддержания постоянной влажности, надо работать быстро и уметь вовремя останавливаться. Помните, при несоблюдении необходимых условий лягушки и другие амфибии легко могут пострадать или даже погибнуть во время съемки, что абсолютно недопустимо. Когда я снимала диких красноглазых квакш ночью, я успевала сделать один-два кадра. После этого животные закрывали глаза полупрозрачной пленочкой с золотистой сеткой прожилок. Эта пленка сама по себе очень красива, но я приехала не за этим.

Я обожаю эту лягушку, поэтому вот вам еще пара кадров, где она демонстрирует всю свою палитру цветов.

Лазать по костариканским кустам в ночи - дело опасное. Здесь ядовитые змеи встречаются абсолютно везде - на земле, на кустах на уровне вашего лица, на самых верхушках деревьев. Однако, в ту ночь мне попалось кое-что другое, но не менее опасное.

У всех у нас с собой были треноги, но вскоре стало ясно, что они нам не пригодятся. Мы все ползали вокруг одного и того же прудика и, естественно, все сложили треноги у одного и того же деревца. По чистой случайности мне хватило ума посветить на свой трипод, прежде чем хвататься за него. Было достаточно светло, чтобы я и без фонаря различила его металлический отблеск, можно было легко схватить свое оборудование, не спутав его с чужим. Поступи я так, у меня была бы полная горсть муравьев-пуль, а их не просто так называют пулями! После того, как я поборола первичную реакцию, я смогла поближе рассмотреть это легендарное тяжеловооруженное насекомое. Муравьи были настоящими гигантами, самые крупные - солдаты - были почти три сантиметра в длину. Они заняли позиции с флангов и стояли практически неподвижно, пока колонна рабочих маршировала по нашим треногам. Не представляю, как некоторые коренные жители выдерживают обряд инициации с целой рукавицей таких муравьев. Выяснять на собственном примере мне не хочется.

Муравей застыл на листе, но вот сам лист покачивался в такт ночному бризу, и сфокусироваться на нем было сложно. Кроме того, временами он начинал проявлять беспокойство. Насекомые чувствительны к уровню углекислого газа, поэтому когда их снимаешь, надо стараться не дышать на них. Выдыхаемый нами углекислый газ для насекомых - сигнал, что поблизости есть хищник. Я решила оставить муравьев в покое, вернулась к своим лягушкам и предупредила своих соратников о таком неприятном соседстве. Мы были рады подольше повозиться с лягушками, пока муравьи пройдут своей дорогой.

Тогда я еще не знала, что подлесок вокруг моей хижинки (очень уютное было маленькое бунгало с панорамным окном во всю стену) кишел муравьями. Хорошо, что это были безобидные листорезы, а не пули!

Ночная жизнь в джунглях была такой же (если не более) бурной, как и дневная. Но наши дни в маленьком лодже тоже были насыщенными. По территории были расставлены кормушки, одна стояла прямо напротив навеса, под которым мы собирались на кормежку, а рядом с другой даже имелся скрадок. Птицы слетались сюда в большом количестве и на людей не обращали внимания. Бурокрылые чачалаки были самыми крупными в этой толпе. Из-за своего размера и наглости при сравнительно скучной внешности они очень быстро начали меня раздражать, ведь они разгоняли гораздо более интересных мелких птичек. Но и в чачалаках прослеживалось что-то древнее, связывающее их с динозаврами, поэтому посмотреть на них все же стоило.

И все же была там пара видов, которых наглым и глуповатым чачалакам было не смутить. Оба вида весьма харизматичны и наделены интересными чертами. Оропендола-Монтецума чем-то по повадкам напоминает волка, может, тем, как она наводит себя на цель, будто торпеда. У нее очень узнаваемая песня, после которой птица свешивается с ветки вниз головой, хлопая крыльями. Во время таких акробатических этюдов я каждый раз слышала странный звук, будто кто-то мнет пластиковый пакет. Звук исходил от птиц, но издавали ли они его при помощи перьев или голосовых связок, мне не ведомо.

Другая не терпящая всякой ерунды птица - ошейниковый арасари. Эти ребята всегда прилетали стайкой, шумные и дерзкие, наделенные несколько угрожающей внешностью, они напоминали мне пиратов. Я обожаю этих разбойников. Каждый раз, когда они налетали на кормушку, я радовалась. что их интересуют только бананы, но иногда казалось, что некоторые из них прикидывают возможность разнообразить меню чем-то менее вегетарианским.

Владельцы лоджа помогли нам в съемке нескольких других животных. Я питаю особую нежность к гекконам и ящерицам и была рада посвятить время изучению сложных переплетений цвета в глазах геккона и попыткам уловить радужный отблеск на его чешуйках, а также съемке портрета презрительно смотрящего на нас молодого дракончика - шлемоносной ящерицы.

Удалось поближе познакомиться с удивительной стеклянной лягушкой. Она произвела на меня впечатление не только своей прозрачностью, но и тем, что это один из самых самоотверженных родителей в мире. Когда самочка откладывает икру на какой-нибудь лист, самец остается охранять кладку до появления головастиков. В Коста-Рике есть змеи, специализирующиеся на лягушачьей икре, но крохотный отец готов активно защищать свое потомство даже от противников, во много раз превосходящих его по силе и габаритам. Так что глядя на сердце этой лягушки через ее прозрачную кожу, знайте - это одно из самых бесстрашных и преданных сердец в природе

Я знаю, что существуют очень хорошие снимки со стеклянными лягушками, подсвеченными фонариком, но мне мои не понравились. Слишком искусственно выглядит результат.

Моим любимым кадром с этой чудесной лягушечкой стал этот. Мне нравится и лягушка, и поганки, и мох. Было очень мило, когда крохотная амфибия уселась на шляпку поганки. Я не могла перестать умиляться. Самое приятное, что в данном случае достоверность сохранена, потому что лягушка находится в своей естественной среде.

Здесь же я познакомилась с другим замечательным представителем местной фауны - цепкохвостым ботропсом Шлегеля или реснитчатой гадюкой. Эти змеи широко распространены по всей территории Коста-Рики, причем найти их можно и у себя под ногами, и высоко в кронах деревьев.  Судьба новорожденных гадюк предрешена заранее, из одной кладки могут появиться змееныши разных расцветок - бурые, зеленые и желтые. Встречаются даже красные и розовые экземпляры, но в мою поездку чаще упоминались первые три варианта. Бурые змейки обычно остаются на земле, зеленые заползают повыше - на средний уровень, а вот самые яркие обживают верхние ярусы леса и прячутся среди цветущих крон и эпифитов.

Эта древесная змея - представитель ямкоголовых гадюк, в арсенале имеет длинные трубчатые ядовитые зубы-иглы, которые складываются, когда пасть змеи закрыта. Между ноздрями и глазами расположены ямки с теплочувствительными органами, которые помогают змее максимально точно установить источник тепла во время охоты. Давшие змее ее простонародное название чешуйки-реснички, хоть и выглядят внушительно, не выполняют никаких функций, кроме маскировочной и защитной. Первый мой ботропс был довольно спокойной змеей, настроенной продемонстрировать всем, насколько она хороша в охоте из засады. Хотя, надо признаться, что в один момент, змея приподняла часть своего тела в угрожающей стойке.

Другой ботропс, с которым я познакомилась позднее, был очень и очень раздражительным. Но в этот раз мне удалось спокойно рассчитать расстояние броска змеи основываясь на длине ее тела и длине той его части, которую змея приподняла, сделав стойку.  Никогда в жизни не делала таких быстрых и точных расчетов, но тут пришлось приспосабливаться! Это позволило мне приблизиться к змее на минимально допустимое расстояние, чтобы использовать макро-линзу и макро-вспышку, но ни в коем случае не рекомендую следовать моему примеру! С более агрессивной змеей я бы себе такого не позволила, какой бы сумасшедшей не считала меня моя мама.

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ....